European Federation – Why, What, with Whom? (in Russian)

С кем, для чего и в какую Европейскую федерацию?

До сих пор активные дебаты в эстонских СМИ относительно федерализации Европы фокусировались преимущественно на темах высоких ценностей, обсуждалась значимость федерализма для общеевропейского развития и его роль как зеркала общих целей и идеалов. В то же время федерализация сама по себе не является ценностью, она лишь должна служить интересам людей и общества в более широком смысле, то есть, беря курс на Европейскую федерацию, следует как задавать себе продуманные вопросы, так и ставить перед собой цели, проистекающие из наших нынешних практических потребностей и долгосрочных целей. 

Поскольку перед выбором стоим мы сами, то есть эстонское государство и общество, то в первую очередь мы должны спросить у себя: «Что это такое, для чего нам нужна федерализация Европы и что она могла бы нам предложить в сравнении с уже существующим Европейским союзом?»

Здесь важно понять, что Эстония не должна в 2013 году выбирать между сохранением членства в Объединенной Европе и вхождением в Европейскую федерацию. Речь идет, прежде всего, о логике действия Европейского союза и только зарождающейся Европейской федерации. Также у нас нет никаких моральных и юридических обязанностей  соглашаться с планируемыми изменениями, скорее наоборот – мы имеем право и обязаны соблюдать нынешний правопорядок Европейского союза, оставаться в рамках своих компетенций, придерживаться принципов ЕС и требовать от других стран соблюдения имеющихся договоренностей. В федерализации видится возможность идти дальше, оставив позади устаревшую традиционную национальную концепцию и конституцию Эстонии. Несомненно, это одна из возможных альтернатив, которая должна быть тщательно взвешена и четко сформулирована – основание для изменения конституции может стать актуальной необходимостью, и для этого нужен дополнительный мандат на сто мест.

Но отказу от национальных приоритетов в пользу федеративного развития должны предшествовать открытые и учитывающие все важные аспекты (как положительные, так и отрицательные) дебаты и анализ, результатом которого должен стать ответ на вопрос: «С какими странами, для чего и в какую Европейскую федерацию хочет войти Эстония?»

Если цель Эстонии заключается, к примеру, в том, чтобы иметь более влиятельное представительство и лучше реализовать свои специфические интересы в Европейском союзе, то нам следует спросить у себя, можно ли надеяться на то, что в создаваемой федерации эти цели и наша власть будут реализовываться лучше, нежели сейчас. И здесь исходной точкой является уже существующее на сегодняшний день очень даже хорошее для такого маленького государства, как наше, представительство. К примеру, по сравнению с Германией, наше представительство в пересчете на душу населения как в Европейской комиссии, так и в Европейском суде в 63 раза лучше, в Европейском парламенте в 3,8 раза лучше и в Совете министров Европейского союза в 8,7 раза лучше. Помимо этого Эстония обладает таким  же правом вето, как Германия или Франция, в десятках вопросов, касающихся законотворчества ЕС. Насколько вероятно, что в создаваемой федерации такое маленькое государство, как Эстония, будет представлено лучше нынешнего? 

Какую экономическую выгоду предложила бы федерализация Европейскому союзу и Эстонии? Прежде всего следует спросить, в чем видится желаемая дополнительная ценность в экономическом плане и обеспечит ли эту дополнительную ценность планируемая политическая реформа. Перед тем как надеяться на федералистическое решение основных экономических проблем Европы, нам необходимо провести принципиальный анализ и понять, как это будет действовать на практике. Прежние программы реформ ставили ударение на централизованном контроле, уравнивании, росте прозрачности и перенаправлении средств, исходя из  общих интересов. Так же приоритеты бюджетов стран, являющихся членами, могли бы в дальнейшем быть более связаны с интересами Европейского союза в целом. Иными словами, нам обещают в большей степени и более бережно обращаться с деньгами, перераспределять их и меньше раздавать. Однако денег не будет становиться больше оттого, что их будут пересчитывать с большей старательностью, и экономика не сможет расти, если ограничивать инвестиции постоянным контролем и правилами и препятствовать нормальным рыночным процессам. У Эстонии как страны, находящейся на окраине и обладающей своеобразной средой, есть риск в ходе перераспределения остаться в проигрыше, поскольку наши специфические потребности не будут понятны ни Брюсселю, ни другим странам–членам. И все же из финансового кризиса и к экономическому росту нас ведут экономические меры; федерализация же, скорее, является методом перераспределения и стабилизации, но не создания дополнительной ценности.

Какой будет эта Европейская федерация, на пути в которую мы, судя по сочинениям многих высокопоставленных политиков, уже находимся? Как будут распределяться в ней компетенции между странами-членами, будет ли она горизонтальной или вертикальной, фиксированной или динамичной, как в ней будет осуществляться представительство – по численности стран или населения? Будет ли в ней однопалатный или двухпалатный парламент, будет ли он обладать правом законодательной инициативы или нет? Конечный результат при этом может быть абсолютно любым, поскольку технические решения, действующие в виде федерации, разные. И мы должны спросить себя, хотим ли мы, чтобы Европейская федерация была создана по подобию, например, Германии, США, Бельгии или России. Хотя политики, благосклонно относящиеся к федерализму, изобрели такой тип федерации как «федерация национальных государств», к сожалению, ни в теории, ни на практике на сегодняшний день ничего подобного в мире нет. И все же важно помнить, что если мы не зададимся вопросом о важных для эстонского государства и общества деталях, то результат, который мы получим, будет не лучшим из возможных для нас. 

Обязательно стоит обсудить и то, какие потери могут понести Эстония и Европа вообще в связи с федерализацией? Перед тем, как производить какие-либо изменения, мы должны спросить себя: будут ли продолжаться нынешние действия  Европейского союза относительно нас, сохранятся ли наши привилегии после планируемой реформы по федерализации. Повышенный контроль, более жесткие правовые рамки и централизованное управление, несомненно, приводят к тому, что местные интересы учитываются все меньше и способность экономики адаптироваться снижается. Минимизируются и возможности получения отчислений, необходимых Эстонии для устойчивого развития. 

Еще, двигаясь по направлению к Европейской федерации, следует задать себе такой вопрос: кто эти страны, с которыми мы хотим оказаться в федерации, с кем хотим солидарно делить свою политическую власть и экономическую состоятельность, и насколько вероятна реализация договорной федерализации в нынешних правовых рамках и с учетом мнения стран – членов. Ведь от этого напрямую зависит то, какую федерацию есть смысл выстраивать и какими будут ее основные ценности. Войдут ли в нее профедерационные Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды и Люксембург, более нейтральные и прекрасно справляющиеся без посторонней помощи Финляндия, Швеция и Австрия? Что станет с нашими проблемными восточно-европейскими соседями, такими как Венгрия, Латвия, Словакия и Польша? Готовы ли мы и впредь быть солидарными с Грецией, Кипром,

Португалией, Ирландией и Испанией? Есть ли надежда привлечь в создаваемую федерацию скептически настроенные Соединенное  Королевство, Данию и Чехию? В итоге остается выбирать, продолжит ли существование прежнее слабо связанное объединение или будет создана более связанная федерация, но уже с меньшим количеством членов, обладающим большими совместными интересами. Если у нас появится намерение исключить кого-либо из нынешних партнеров, то не стоит забывать о праве этих государств продолжать европейскую интеграцию в прежней форме и на прежних принципах.

Является ли федерализация на нынешней фазе делегирования суверенитета и при нынешней динамике неизбежной, например, для того, чтобы спасти евро и Шенгенскую зону? Соглашаясь на присоединение к зоне евро и единому Шенгенскому пространству, давали ли страны–члены мандат на федерализацию? Важно понять, что успех прежних достижений европейской интеграции в виде единой валюты и единого визового пространства нисколько не зависит от планируемой федерализации. Так же как федерализация не поможет решению финансового кризиса. 

В общем, федерализация Европы может быть для нас полезной и целесообразной (повышение безопасности, экономическая уверенность и т.д.), но в то же время по многим аспектам она может быть губительной по сравнению с нынешней ситуацией (к примеру, уровень представительства Эстонии в общих институтах может снизиться), и, в-третьих, все это может оказаться альтернативной деятельностью с относительно небольшим эффектом, отвлекающей от серьезных проблем, существующих в Европе. В любом случае процесс федерализации должен происходить в соответствии с Конституцией, быть легитимным, основанным на аргументах и открытым для дебатов даже по самым сложным и противоречивым вопросам. Перед тем как отправляться в путь, важно помнить, что речь идет о сложном процессе, реализация которого предпринималась не раз, поэтому новая программа реформы должна быть эффективнее и продуманнее, чем прежние. Чем яснее мы определим для себя понятия и цели, тем успешнее может быть предстоящая реформа.

Published 23 May 2014

Author Viljar Veebel